Разместить объявление ?
Объявления в подкатегориях:
Экскурсии
Рестораны
Разное
Главными хитами 1986 года на советском телевидении и радио стали песни «Ночной костер» и «Вернисаж», которые исполняла певица из Латвии Лайма Вайкуле. На родине она уже была к тому времени хорошо известна. Ведь Лайма была солисткой Рижского оркестра под управлением Раймонда Паулса. Но большая страна под названием СССР открыла ее для себя 25 лет назад. Вайкуле — одна из немногих звезд прибалтийской эстрады, которая сохранила популярность в странах бывшего Советского Союза даже после его распада. Не далее как 7 июля ее наградили в Москве орденом Дружбы.
«Всегда мечтала быть хирургом. Мое призвание — лечить людей»
— Каждый магазин, расположенный на одной из скучнейших улиц Лондона, должен платить этой певице только за то, что любой человек, выросший в бывшем Советском Союзе, считает своим долгом, оказавшись в Англии, первым делом побывать на Пикадилли.
— Смешное у вас получилось представление. На самом деле, «Я вышла на Пикадилли» — песня не современная. Однако было бы неплохо, если бы владельцы этих самых магазинов меня действительно отблагодарили за рекламу. К сожалению, песни, популярные у нас, в Англии не известны.
* На вопросы о том, как ей удается быть стильной, Лайма Вайкуле отвечает: «Одеваться нужно так, чтобы другим не казалось, что вы очень старались нарядиться»
— Но вы были и остаетесь известны у нас. С тех самых пор, как поразили воображение советских модниц, появившись на экранах телевизоров в костюме-грибе. Никто ту песню не запомнил, но зато еще полгода по всему СССР женщины говорили: «Вот как у той из Прибалтики!»
— Простите, перебью вас. А я никогда не забуду, как однажды во время концерта в Баку вышла на сцену Летнего театра в своем желтом платье в горошек, и тут у меня в глазах потемнело — почти половина женщин в зале были точно в таких же платьях! Все, сказала я себе, нужно менять костюмы. Вы начали наш разговор со стиля. Так вот, стильно — это не то, что модно. Вспомните, как было раньше. Модна болонья, и все ходят в болонье. Нет, стиль — это прежде всего индивидуальность. Ваша индивидуальность. Дело не в одежде, не в прическе, а в вашем внутреннем стержне.
— Хорошо, кто-то сказал, что одеваться модно и со вкусом стоит тех же денег, что одеваться безвкусно. Значит, дело не в деньгах. Раскройте ваш секрет быть стильной и модной.
— Мне кажется, одеваться нужно так, чтобы другим не казалось, что вы очень старались нарядиться.
— И все же вы воплощали на советской эстраде некую свободу, которую понять могли только те, кто доезжал до Риги и попадал в заведение «Юрас перле». Это даже не ресторан был…
— Сейчас бы это назвали клубом. Да, мы, кто там выступал, пели только фирменные песни, то есть западные. И одевать разрешалось все, что нам хотелось. Не было никакого худсовета. Утверждала репертуар начальник управления торговли. А это была интересная женщина. Для нее важнее всего было, чтобы в «Юрас перле» всегда ходили посетители.
— Но вы должны были почувствовать разницу. Все-таки Прибалтика отличалась от остального «совка».
— Не знаю, этого не ощущала. Для меня национальный вопрос тогда не стоял. Если я с моими друзьями чувствовала себя круче москвичей или питерцев, то это когда мы шутили, что в Москве и Ленинграде после 11 вечера открыты только почтовые ящики! У нас же все работало круглосуточно.
— Скажите, Лайма, а вы запомнили тот момент, когда вас выбрали этакой представительницей советского Запада? Как это происходило: вас назначили или это согласовывалось на уровне Совета Министров и КГБ?
— На самом деле, действительно, согласовывалось. Двери мне открыла победа в конкурсе «Братиславская лира». Я, вспоминая это, смеюсь всегда. Говорю, что стала законной. То есть наверху решили, что после этого меня уже можно отправлять за границу. Я завоевала право представлять страну.
— Можно сказать, что вы выполнили план по олимпийскому певческому «золоту»?
— Да, причем когда меня отправляли в Братиславу, я ехать не хотела. Но мне сказали: «А вас не спрашивают. Мы вас отправляем!» Вот так у нас работало Министерство культуры. И попробуй потом не выиграй конкурс! Признаюсь, я на победу не рассчитывала. И настроения у меня никакого не было после таких «проводов». Поддержал Раймонд Паулс. Я везла в Братиславу его песню «Вернисаж», и он сказал мне: «Без победы не возвращайся». Но сказал это в шутку, по-доброму.
— Признайтесь, вам просто невероятно повезло с Паулсом! Ведь 95 процентов успеха любого исполнителя — это репертуар.
— Конечно. Хотя, с другой стороны, любой репертуар можно испортить. Но Раймонд — это особый разговор. Ведь все певцы, которые хоть как-то его коснулись, стали популярными. И еще, к нему не прилипает никакая грязь. Он сильный человек. У него есть стержень. Или стиль, если хотите. А я признаю, что самый большой успех у меня был только благодаря его музыке. Причем я это почувствовала и в Японии, и в Финляндии, и в США.
— Скажите, а могла ваша жизнь сложиться иначе?
— Безусловно. Я всегда мечтала стать врачом. Хирургом. У меня до сих пор лучшие друзья — медики. Есть призвание, а есть судьба. И моя жизнь — яркий тому пример. Меня в детстве ничего, кроме медицины, не интересовало. Мое призвание — лечить людей. А судьба распорядилась так, что я стала певицей. И я знаю, кто меня на это запрограммировал. Был в Риге такой маэстро Заходник. Он сам учился в Италии вокальному искусству. А в Рижском оркестре ставил голоса певцам. И мне он постоянно говорил: «Лайма, да ты лучшая в Латвии!» И я ему поверила. Такая судьба. Я, которая никогда не считала пение серьезным занятием, за компанию пошла с подругой на конкурс вокалистов, попалась на глаза Заходнику, от нечего делать стала у него заниматься, а в 16 лет уже поехала с рок-ансамблем на гастроли по СССР
— Давайте расстанемся с вашей бурной юностью и обратимся к периоду, когда вы уже были известны всей стране. Каждый ваш номер, а это был именно номер, потому что он сопровождался какими-то танцами, также не похожими на то, что предлагали другие на эстраде, становился очередным ударом по низкопробной эстетике…
— Стойте, стойте. Никаких ударов я не наносила, никакой борьбы ни с кем не вела.
— Да ладно!
— Серьезно. Я делала то, что считала нужным. Никакой высокой миссии у меня не было, я не стремилась попасть, во что бы то ни стало на экран. Да вот вам пример. Как сейчас помню, был такой Володя Давыденко на Центральном телевидении. Он позвонил мне и говорит: «Знаете, мы хотим вас поставить в новогодний «Голубой огонек». Вы же понимаете, что это тогда означало для певца?! Он называет день записи, а у меня на это время как раз была назначена репетиция. Мною назначена для моего коллектива. И я отказалась.
— От «Огонька»?
— Да. Они, наверное, обалдели. А мне эта съемка была неинтересна. Для меня куда важнее была встреча с моими музыкантами и танцорами.
— А чего больше всего не хватает сейчас в вашем доме?
— Тех, кто ушел. Друзей, моего папы. Еще моих собак, которых не стало.
— Расскажите о своих родителях, судя по вашим воспоминаниям, это необычные люди.
— Что вы! Они из деревни. Моя мама с 16 лет работала в магазине, — продолжает Лайма Вайкуле. — Ее родители были обычными крестьянами. Да, папа мой работал председателем колхоза. Они с мамой поженились. И я родилась тоже в деревне. Отсюда у меня такой замечательный цвет кожи! Деревенщина… (Смеется.)
— Ладно, назовите тогда три места на планете, где вы всегда чувствуете себя легко, свободно, комфортно?
— Это Латвия, Рига или Юрмала, Израиль, очень нравятся Нью-Йорк и Лос-Анджелес. Обожаю всю Японию.
— Вам карты мира будет мало…
— Да, я объехала почти всю планету. Еще очень люблю Африку, особенно Кению. Это рай на земле, который люди, к великому несчастью, постепенно превращают в ад. Они уничтожают ее удивительную природу своими охотами, мерзкими привычками.
— Дорогая Лайма, уважая вашу позицию, все же позвольте отметить, что разрешение на охоту в Кении приносит этой стране деньги, которые позволяют затем увеличить и сохранить поголовье редких животных, например, черных носорогов.
— Охота на животных позволяет их спасти? Вы с ума сошли! Человек, который убивает животных ради забавы — это злодей, преступник! Человек не имеет права охотиться! Преступлением является не только охота, но и зоопарки, цирк с животными. Вам бы понравилось сидеть в клетке? И пусть за это платят деньги, на которые вас будут хорошо в ней содержать!
— Вот теперь вы похожи на Брижит Бардо!
— Сравнивайте с кем хотите. Неужели непонятно, что человек, убивший животное, перешел определенную черту?
— Вы вегетарианка?
— Да. Я отказалась от мяса, когда впервые узнала, что мясо — это не просто то, что ты покупаешь в магазине или на рынке. Что это было совсем недавно коровой, бараном, свиньей. И было совершено убийство. С детства помню эти душераздирающие крики, именно крики, когда в деревне резали свиней!
— Скажите, вам в вашей карьере пришлось отказаться от чего-то, что обычно входит в понятие «женское счастье»?
— Сцена вообще заставляет тебя отказаться от всего, что понимается обычно под «женским счастьем». Как правило, у тех, кто на сцене, всегда слабая семья, проблемы с детьми. Они не успевают видеть, как их родители старятся. Даже собаку свою они не успевают выдрессировать.
— Кстати, а кто сейчас, пока мы беседуем, с вашим бульдогом?
— Мама, сестра, Андрей…
— Андрей — это ваш муж?
— Я не замужем.
— Ну хорошо, бойфренд. В течение скольких лет?
— Уже многих лет. В личной жизни мне повезло гораздо больше, чем многим женщинам…

Билеты в электронных кассах и по телефону 077-7193232.
Другие статьи